Армия роботов бекаури. гора породившая мышь, или не в то время.

      Комментарии к записи Армия роботов бекаури. гора породившая мышь, или не в то время. отключены

Армия роботов бекаури. гора породившая мышь, или не в то время.

13 ноября 1920 года глава Совета народных комиссаров В.?И.?Ленин сделал запрос в отдел изобретений НТО ВСНХ о поступивших, рассмотренных и не рассмотренных изобретениях, и о состоянии их внедрения.

Внимание вождя привлек проект электрической сигнализации для металлических сейфов. Великий конспиратор придавал особенное значение сохранности тайных документов, в особенности в связи с разгоревшейся в партии фракционной борьбой. Создатель «архиважного изобретения» Владимир Иванович Бекаури был срочно позван в Совет народных комиссаров.

На совещании обороны июля и Совета 13 труда 1921 года Бекаури внес предложение кроме совокупности безопасности сейфов проект радиоуправляемых мин.

18 июля помощник обороны Совета и председателя труда А.?И.?Рыков подписал распоряжение № 231/276 об организации Технического бюро во главе с В.?И.?Бекаури для исполнения всех работ «по новому военно-морскому изобретению». Малому Совнаркому предлагалось под смету, составленную Бекаури, выделить 25 млн. рублей и выяснить штат Технического бюро числом 77 человек (50 рабочих,27 служащих и специалистов).

Владимир Иванович Бекаури появился 27 декабря 1882 года в Тифлисской губернии в семье аристократа-однодворца, другими словами крестьянина, имевшего законную либо поддельную грамоту о дворянстве. В 1903 году Бекаури окончил Михайловское ЖД техническое училище. Говоря современным языком, профтехучилище. В соответствии с анкете, участник революции 1905 года в Грузии. Однако в 1911 году Бекаури приезжает в Санкт-Петербург, где легально поселяется под собственной фамилией. В 1911–1920 годах Бекаури — создатель нескольких небольших изобретений, каковые особенной славы ему не принесли.

Испытания по применению радиоуправления в армейском деле либо, как тогда говорили, телеуправления начались задолго до Бекаури. Еще в начале ХХ века француз М.?Шнейдер создал опытный образец мины, взрываемой по радио. Но мина эта не была настроена на определенную волну и легко могла быть взорвана от любой трудящейся рядом радиостанции. Позднее Шнейдер усовершенствовал приемники собственных мин, настроив их на определенную частоту. За Шнейдером радиоуправляемыми минами занялись еще пара европейских изобретателей.

В Российской Федерации в первый раз опыт по телеуправляемым минам был произведен в 1910 году. Инженер-механиком флота М.?А.?Яцуком и полковником М.?Н.?Критским был произведен подрыв запального патрона, снабженного радиовзрывателем с антенной длиной в 2 аршина (1,42 м). Сигнал посылался с обычной полевой радиостанции компании «Маркони».

В 1915–1918 годах в состав кайзеровского флота были введены 17 телеуправляемых взрывающихся катеров, созданных по проекту врача Сименса — главы компании «Сименс — Шункерт». Часть катеров управлялась по электропроводам длиной около 20 миль, а часть — по радио. Оператор руководил катерами с берега либо с борта гидросамолета. самый крупным успехом телеуправляемых катеров стала атака 28 октября 1917 года в 40 милях от Остенде английского монитора «Эребус» водоизмещением 8586 тысячь киллограм. Монитор взял сильные повреждения, но сумел возвратиться в порт.

Параллельно с немцами британцы проводили испытания по созданию телеуправляемых самолетоторпед, каковые должны были наводиться по радио на вражеский корабль. В 1917 в городе Фарнборо при громадном скоплении народа был продемонстрирован радиоуправляемый самолет. Но совокупность управления вышла из строя, и самолет упал рядом с толпой зрителей. Чудесным образом не было жертв.

9 августа 1921 года В.?И.?Бекаури приобретает обороны Совета и мандат труда, лично подписанный В.?И.?Лениным. Полномочие гласил: «Дан… изобретателю Владимиру Ивановичу Бекаури в том, что ему поручено осуществление без промедлений его, Бекаури, изобретения военно-тайного характера».

Подпись Ленина создавала волшебное воздействие на военных и совслужащих, и Бекаури удалось создать личный университет — «Особенное техническое бюро по армейским изобретениям особого назначения», а сокращенно «Остехбюро». (В середине 1930-х годов «Остехбюро» время от времени уменьшали до ОТБ.)

15 августа 1921 года Бекаури на 3-м этаже электротехнического корпуса ГОНТИ НТО ВСНХ (Национальных научно-технологический университет Научно-технологического объединения Всесоюзного Совета Народного Хозяйства. Петроград, ул. Госпитальная,3/8. на данный момент в данной комнате кабинет директора ЦНИИ «Гранит») подписал приказ № 1 по «Остехбюро». Сразу же в состав «Остехбюро» переводят всех сотрудников отделов не сильный токов и токов высокой частоты во главе с доктором наук В.?Ф.?Миткевичем. А 7 февраля 1922 года «Остехбюро» был передан завод Пеко, переименованный позднее в «Красный изобретатель».

18 августа 1921 года Бекаури издает приказ № 2, в соответствии с которому в «Остехбюро» было образовано шесть отделений: особое, авиационное, подводного плавания, взрывчатых веществ, электромеханические и экспериментальных изучений. Так, Бекаури брался за задачи, посильные лишь целой группе научно-исследовательских университетов.

В сентябре 1922 года в бассейне в Петрограде Бекаури совершил опробования мин волнового управления (ВУ), управляемых звуковым знаком. Но главное внимание Бекаури уделял радиовзрывателям. 8 декабря 1922 года завод «Красный летчик» передал для опытов «Остехбюро» самолет № 4 «Хендли Пейдж». Так начала создаваться воздушная эскадра «Остехбюро».

28 февраля 1924 года ВМС передали «Остехбюро» тральщик «Микула», а 22 февраля 1926 года — эсминец «Сибирский стрелок» (переименованный в «Конструктор»), и корабль «Инженер».

На 1925/26 денежный год «Остехбюро» выделено 3571 млн. рублей, включая 1 миллион, выплаченный лично Бекаури. На 4 февраля 1927 года в «Остехбюро» числилось 447 человек, из них 78 кандидатов и членов в участников партии.

Для телеуправляемых самолетов Бекаури потребовался тяжелый самолет. Сначала желали заказать его в Англии, но по неизвестным обстоятельствам заказ сорвался, и в начале 1924 года таковой заказ был дан ЦАГИ. В ноябре 1924 года А.?Н.?Туполев начал проектирование тяжелого бомбардировщика для «Остехбюро», взявшего наименование АНТ-4, а позднее — ТераБайт-1.

В 1925 году Бекаури внес предложение ЦАГИ начать работы по проектированию четырехмоторного военного самолета, названного ТераБайт-3 РТ3, где буква «Т», по всей видимости, означала «транспортный», так как машина предназначалась для перевозки на наружной подвеске крупногабаритной бронетехники — танков, тяжелых артиллерийских орудий, впредь до торпедных катеров.

25 ноября 1925 года «Остехбюро» взяло задаток в размере 100 тыс. рублей, а в декабре 1925 года ЦАГИ под управлением А.?Н.?Туполева приступил к работе. Данный самолет взял обозначение АНТ-6, а позднее — ТераБайт-3. Так, руководство ВВС первое время кроме того не знало о работах над ТераБайт-1 и ТераБайт-3. Научно-технический комитет ВВС показал интерес к АНТ-6 только в июне 1926 года.

Для ТМС ТераБайт-1 в «Остехбюро» была создана телемеханическая совокупность «Дедал». Подъем телемеханического самолета в атмосферу был непростой задачей, и ТераБайт-1 взлетал с пилотом. При подлете к цели на пара десятков километров пилот выбрасывался с парашютом. Потом самолет управлялся по радио с «ведущего» ТераБайт-1. Причем управление шло по УКВ и имело возможность осуществляться лишь в зоне прямой видимости. В то время, когда телеуправляемый ТераБайт-1 достигал цели, с ведущей автомобили давали сигнал на пикирование. Такие самолеты планировалось принять на вооружение в 1935 году.

Пара позднее «Остехбюро» занялось проектированием четырехмоторного телеуправляемого бомбардировщика ТераБайт-3. Как и ТераБайт-1, новый бомбардировщик совершал маршевый полёт и взлёт с пилотом. Но при подходе к цели пилот не выбрасывался с парашютом, а пересаживался в подвешенный к ТераБайт-3 истребитель И-15 либо И-16 (по схеме Вахмистрова) и на нем возвращался к себе. Потом управление ТераБайт-3 производилось с ведущего самолета. Телеуправляемые бомбардировщики ТераБайт-3 предполагалось принять на вооружение во второй половине 30-ых годов двадцатого века.

При опробованиях ТераБайт-3 главной проблемой было отсутствие надежной работы автоматики. В рамках программы создания телемеханического ТераБайт-3 было опробовано множество различных конструкций — пневматических, гидравлических и электромеханических. К примеру, в июле 1934 года в Монино испытывался самолет с автопилотом АВП-3, а в октябре того же года — с автопилотом АВП-7. Но до 1937 года так и не было создано ни одного более-менее приемлемого устройства.

В итоге 25 января 1938 года тему закрыли, а три употреблявшихся для опробований бомбардировщика отобрали.

Наконец, во второй половине 30-ых годов XX века должны были принять на вооружение «телемеханический» самолет РД (РД – рекорд дальности. На таком самолете Чкалов перелетел через полюс в Америку). В отличие от ТераБайт-1 и ТераБайт-3 для РД не требовался ведущий самолет управления. РД имел возможность в телеуправляемом режиме лететь 1000–1500 км по сигналам радиомаяков.

В первую очередь 1920-х годов над советским управлением и его адмиралами и малограмотными маршалами довлел призрак «гранд флита». Это пионеры и комсомольцы лихо распевали: «… и на любой английский ультиматум воздушный флот сумеет дать отпор». А вот руководство смертельно опасалось 15- и16-дюймовых пушек английских дредноутов. Отечественный флот строился только с расчетом на бой на минно-артиллерийской позиции.

Бекаури внес предложение красивое средство для борьбы с «гранд флитом».

Предположим, соперник подходит на расстояние огня орудий главного калибра к Кронштадту либо Севастополю. С различных направлений дредноуты атакуют десятки торпедных катеров, каковые подходят практически в упор и топят «просвещенных мореплавателей». Пускай большая часть катеров потоплено артиллерийским огнем. Но утрат среди красных военморов нет. Катера управляются по радио с самолётов и эсминцев. Такая идиллия не имела возможности не привести в умиление отечественных военморов. Бекаури приобрел новые деньги, новые десятки и заводы катеров для опытов.

По предложению Бекаури Панцержанский (Панцержанский Эдуард Самуилович, поляк, лейтенант царского флота, с декабря 1921 г. по декабрь 1924 г. командующий морскими силами РККА. В 1937 г. расстрелян) 7 февраля 1923 года обратился в ЦАГИ с требованием выстроить первый коммунистический торпедный катер. Так, как раз благодаря Бекаури А. Н. Туполев приступил к работе над глиссирующими торпедными катерами.

Бекаури занимался и морскими минами, и торпедами. Для этого во второй половине 20-ых годов XX века в «Остехбюро» был передан ленинградский завод «Торпедо» (завод «Торпедо» до 1926 г. именовался «Ветхий Лесснер», до революции завод был главным производителем торпедного оружия).

Летом 1925 года в Финском заливе посредством радиоаппаратуры, установленной на тральщике «Микула», были взорваны в заданном порядке 5 мин, размещенных в 25 км от корабля.

Для торпед и сбрасывания мин для «Остехбюро» закупили в Англии два торпедоносца Блекбери «Свифт» и два германских гидросамолета ЮГ-1 конструкции Юнкерса. Позднее употреблялись бомбардировщики ТераБайт-1 как в колесном, так и в поплавковом вариантах. Для собственной авиации «Остехбюро» взяло пара аэропортов.

В «Остехбюро» были созданы радиоуправляемые торпеды «Акула-1» и «Акула-2». Сведения о них сохраняються в тайне до сих пор. Как мы знаем, что с 26 августа по 30 октября 1935 года «Остехбюро» удачно произвело их заводские опробования, проводившиеся на Онежском озере в Петрозаводской губе. По итогам заводских опробований «Акулу-2» решили передать на войсковые опробования. Управление торпедами производилось с самолета.

Параллельно с работами над телеуправляемыми торпедами Бекаури занялся проектированием телеуправляемых… подводных лодок. Для этого в начале 1934 года в «Остехбюро» был создан особый отдел. Руководил им инженер Ф.?В.?Щукин. В этом отделе в 1934–1936 годах параллельно проектировались: ядерное подводное особое судно (АПСС) либо телемеханическая подлодка; независимая подлодка (АПЛ); радиотелеуправляемая подлодка; малая подлодка водоизмещением 60 тысячь киллограм.

АПСС представляла собой сверхмалую (надводное водоизмещение 7,2 т, подводное 8,5 т) подлодку, вооруженную одним носовым неподвижным торпедным аппаратом. Управлялась АПСС двумя вариантами: простым (единственным участником ее экипажа) и дистанционным. В последнем случае прорабатывалась возможность управления АПСС с так называемых «водителей» — с надводных судов либо самолетов. «Волновое управление» должно было осуществляться посредством установленной на этих «водителях» особой аппаратуры «Кварц» (разработка № 134), созданной экспертами того же «Остехбюро». В «телемеханическом» варианте АПСС вместо торпеды несла установленный на ее месте заряд взрывчатки весом 500 кг.

В том же 1935 году, в то время, когда проектирование АПСС было завершено, приступили к постройке лодок на ленинградском судостроительно-механическом заводе «Судомех» (№ 196). Были выстроены сходу две лодки этого проекта, каковые во второй половине 30-ых годов двадцатого века проходили заводские опробования.

Увы, дальше заводских опробований дело не пошло. Куда после этого провалились сквозь землю оба примера, неизвестно.

АПЛ — независимая подлодка «Пигмей» — кроме этого была выстроена в Ленинграде на заводе «Судомех» (строитель А. Н. Щеглов).

Надводное водоизмещение «Пигмея» составляло 18,6 тонны. Протяженность 16 м, ширина 2,62 м. Скорость надводная 5 узлов, подводная 6 узлов. Дальность плавания экономическим ходом (надводная/подводная) 290/60 миль. Предельная глубина погружения 30 м. Автономность 3 дней. Экипаж 4 человека. «Пигмей» был вооружен двумя 450-мм торпедными аппаратами (бортовые; открытое хранение торпед) и одним 7,62-мм пулеметом.

Лодку по железной дороге доставили в Севастополь, где она в октябре 1936 года под условным наименованием «Подлодка “Остехбюро”» прошла опробования. Руководил «Пигмеем» лейтенант Б. А. Успенский.

Опробования продемонстрировали, что управление «Пигмеем» по радио с самолета фактически нереально, и стали испытывать его как простую сверхмалую подлодку с экипажем на борту.

Не обращая внимания на последовательность распознанных недочётов «Пигмея», управление ВМС РККА решило о постройке серии из 10 сверхмалых подводных лодок этого типа со сдачей первых шести до конца 1936 года, а всей серии — во второй половине 30-ых годов XX века. Пара «Пигмеев» начали строиться на «Судомехе» в Ленинграде, но так и не были «доведены до боеспособного состояния» и, по всей видимости, были разобраны.

К началу ВОВ АПЛ «Пигмей» официально числилась за Наркоматом ВМФ как опытовая подлодка. В строй она официально не вводилась, в состав какого-либо из флотов не зачислялась и хранилась на берегу. По одним данным, АПЛ «Пигмей» так и оставили на бывшей севастопольской базе «Остехбюро» в Балаклаве, по вторым — перевезли в Феодосию, где установили на территории испытательной базы морского оружия Народного комиссариата ВМФ.

Летом 1942 года «Пигмей» был в руках немцев. В августе 1942 года лодку осмотрели итальянские офицеры — начальники сверхмалых подводных лодок типа СВ, базировавшихся в Балаклаве. Судьба лодки малоизвестна.

Бекаури в середине 1920-х годов внес предложение создать телеуправляемый безэкипажный танк, что на данный момент бы назвали «танк-киборг».

Начало было положено опробованиями в 1929–1930 годах телеуправляемого трофейного французского танка «Рено», но управлялся он не по радио, а по кабелю. А в 1931–1932 годах испытывался уже танк отечественной конструкции МС-1. Он управлялся по радио и, двигаясь со скоростью до четырех километров/ч, имел возможность делать команды: вперед, вправо, влево, стоп.

Весной 1932 года аппаратурой «Мост-1», а позднее — «Река-1» и «Река-2» был оснащен двухбашенный танк Т-26. В апреле 1932 года на Столичном химполигоне проводились опробования этого танка. По итогам опробований было заказано четыре телетанка и два танка управления. Телеаппаратура совокупности «Остехбюро» примера 1932 года, установленная в этих танках, разрешала делать уже 16 команд.

Летом 1932 года в Ленинградском армейском округе был создан особый танковый отряд № 4, целью которого стало изучение боевых возможностей телеуправляемых танков. Танки прибыли в размещение отряда лишь в конце 1932 года, наряду с этим на части танков аппаратура управления не функционировала. С января 1933 года недалеко от Красного Села начались опробования танков на местности.

В первой половине 30-ых годов XX века телеуправляемый танк ТТ-18 (модификация танка МС-1) испытывался с аппаратурой управления, размещенной на месте водителя. Данный танк имел возможность делать 16 команд: поворачиваться, поменять скорость, останавливаться, опять затевать перемещение, подрывать заряд взрывчатого вещества, а при установке особой аппаратуры ставить дымзавесу либо производить отравляющие вещества. Дальность действия ТТ-18 была пара сотен метров. В ТТ-18 переоборудовали не меньше 7 штатных танков, но на вооружение совокупность так и не поступила.

Новый этап в создании телетанков наступил в первой половине 30-ых годов XX века. Так, под шифром «Титан» был создан телетанк ТТ-26, оснащенный устройствами пуска отравляющего вещества, и съемным огнеметом (емкость огнесмеси 200 л, дальность стрельбы до 35 м). Танки ТТ-26 в 1935–1936 годах были выпущены малой серией, всего 55 автомобилей. Управление телетанками ТТ-26 велось с простого танка Т-26, оснащенного устройствами управления. Позднее было решено оборудование ТТ-26 установить на танк Т-46, но он не был запущен в серию.

На шасси танка Т-26 во второй половине 30-ых годов XX века был создан танк ТТ-ТУ — телемеханический танк, что доходил к упрочнениям соперника и сбрасывал подрывной заряд.

На базе быстроходного танка БТ-7 в 1938–1939 годах был создан телеуправляемый танк А-7. Аппаратура управления А-7 весила не более 147 кг. Телетанк был вооружен 7,62-мм пулеметом совокупности Силина. Но главным оружием танка А-7 были устройства пуска отравляющего вещества КС-60 производства завода «Компрессор». Само ОВ размещалось в двух баках длиной 2550 мм и диаметром 330 мм. Запаса ОВ хватало на гарантированное заражение 7200 кв.?м. Помимо этого, телетанк имел возможность ставить дымзавесу длиной 300–400 м, которая держалась 8–10 мин. И наконец, на танке была заложена мина, содержавшая 1 кг тротила, чтобы при попадания в руки неприятеля стереть с лица земли тайное оружие.

Оператор размещался на линейном танке БТ-7 со штатным оружием: одна 45-мм пушка. Оператор имел возможность подавать на телетанк 17 команд. Дальность управления танком на ровной местности достигала 4 км, время постоянного управления составляло 4–6 часов.

Опробования танка А-7 распознали множество конструктивных недоработок, начиная от бессчётных отказов совокупности управления и до полной бесполезности пулемета Силина: дистанционно управляться он не имел возможности, а от стрельбы «по площадям» толку не было.

Создавались телетанки и на базе вторых автомобилей. Так, велись работы по созданию телемеханического танка на базе танкетки Т-27, телемеханического танка «Ветер» на базе плавающего танка Т-37 А а также телемеханического танка прорыва на базе огромного пятибашенного танка Т-35.

Протяженность непросматриваемой дымзавесы при обычных метеоусловиях достигала 175 м. Еще на телетанкетке имелся подрывной заряд.

Первый случай боевого применения советских телетанков случился 28 февраля 1940 года недалеко от Выборга на протяжении зимней войны с Финляндией. Перед наступающими линейными танками были разрешены войти телетанки ТТ-26. Но все они скоро застряли в воронках от снарядов и был казнены финскими противотанковыми пушками «Бофорс».

Громаднейших удач «Остехбюро» добилось в создании радиоуправляемых мин. 11 марта 1927 года особая рабочая группа подписала акт о завершении опробований радиофугасов, которым было присвоено обозначение БЕМИ.

В связи с накалом страстей на Дальнем Востоке 23 января 1934 года 50 радиофугасов БЕМИ в составе отдельной роты были посланы в Особенную Краснознаменную Дальневосточную армию.

Радиофугасы стали единственным радиоуправляемым оружием, которое действенно употреблялось в Великой Отечественной войне.

На Бекаури и его сподвижников практически сыпались правительственные призы. В первой половине 30-ых годов двадцатого века он взял орден Красной Звезды, в первой половине 30-ых годов XX века — орден Ленина, а во второй половине 30-ых годов двадцатого века — орден Трудового Красного Знамени, другими словами полный тогдашний «иконостас».

Советское правительство делало все пожелания Бекаури. Страна недоедала, а «Остехбюро» отпускались миллионы рублей. Так, «флот» Бекаури был значительно посильнее болгарского флота, но чуть не сильный румынского.

Но уже в конце тридцатых годов армейские начали осознавать, что большинство «телеизделий» Бекаури — дорогостоящие, но полностью ненужные игрушки. Помимо этого, в самого «Остехбюро» деятельно действовали стукачи, стремившиеся свалить Бекаури. Так, Е.?Н.?Шошков в книге «Репрессированное Остехбюро» (СПб: Мемориал,1995) пишет, что с 23 июня 1934 года о деятельности работников «Остехбюро» А.?И.?Берг систематично информировал ОГПУ (а позднее НКВД). В письме от 21 июля 1936 года в адрес особенного отдела НКВД Балтфлота Берг назвал работы «Остехбюро» антисоветскими.

8 сентября 1937 года Бекаури неожиданно был арестован в Ленинграде сотрудниками НКВД и в тот же сутки этапирован в Москву.

На следствии Бекаури дал пара противоречивых показаний. В соответствии с одному из них он был завербован германской разведкой на протяжении собственного нахождения в Берлине в первой половине 30-ых годов двадцатого века, а по вторым показаниям его вербовка случилась через Тухачевского и Енукидзе. Бекаури согласился, что занимался «очковтирательством», а его деятельность закрывал лично Тухачевский.

8 февраля 1938 года Бекаури был вынесен смертный решение суда, и в тот же сутки его расстреляли.

8 сентября 1937 года нарком оборонной индустрии СССР М. Л. Рухимович предлагает поделить «Остехбюро» на три независимых отраслевых университета: НИИ-20, НИИ-22 и НИИ-36.

Из них НИИ-36 занимался морскими делами, и 19 сентября 1937 года ему передается вся флотилия бывшего «Остехбюро». НИИ-22 поручили авиационные дела, и ему соответственно передают аэродромы и самолёты. НИИ-20 занялся сухопутными проблемами.

Определением Верховного суда СССР от 9 июня 1956 года В. И. Бекаури был реабилитирован.

Увы, до сих пор закрыты последовательность материалов «Остехбюро» и всецело закрыто дело самого Бекаури. К сожалению, у нас историки и писатели преподносят аналогичных неординарных личностей только в черно-белом цвете.

Спору нет, руководимое Бекаури «Остехбюро» во многом содействовало формированию отечественной бронетехники. Но в случае если доходить по критерию «эффективность — цена», «Остехбюро» ассоциируется с горой, родившей мышь. По всей видимости, Владимир Иванович должен был сосредоточиться на создании какого-либо одного типа телеоружия, к примеру, самолета либо бомбы. И только доведя его до ума, другими словами честно и без скидок пройдя заводские, полигонные и войсковые опробования, приниматься за второй вид оружия. Создание же Бекаури телеуправляемых танков, бронепоездов, дотов и т. д. в принципе являлась тупиковым направлением. До сих пор ни одна армия мира не имеет телеуправляемых танков, а сама мысль есть, мягко выражаясь, дискуссионной. Но это уже тема второй статьи.

Запись в рандоме:

САМАЯ БОЛЬШАЯ АРМИЯ РОБОТОВ! [ Formata Gameplay ]


Еще немного статей: