Детские «понты» и родительское горе. суд над водителем dodge, на котором разбились подростки из лучшей гимназии минска

      Комментарии к записи Детские «понты» и родительское горе. суд над водителем dodge, на котором разбились подростки из лучшей гимназии минска отключены

Детские "понты" и родительское горе. суд над водителем dodge, на котором разбились подростки из лучшей гимназии минска

В данной аварии, случившейся 7 ноября около 12.30 на столичной улице Ванеева, 16-летняя Дарина погибла на месте, 17-летняя Анна еще 5 часов боролась за судьбу в реанимации, ее ровесница Лиза взяла тяжелейшие травмы. Ужасное горе нескольких семей, подлость, миллиардные иски и трусость, каковые не вернут детей, — в репортаже AUTO.TUT.BY из зала суда.

Как сообщалось первоначально, 18-летний шофер Dodge Charger, двигаясь во второй полосе при проезде перекрестка, не справился с управлением, автомобиль вошел в неуправляемый занос и врезался в столб.

На передних сиденьях в момент аварии пребывали 18-летний Нестер (шофер) и 17-летний Никита (пассажир), на заднем сиденье — 16-летняя Дарина (посередине), 17-летние Анна (за передним пассажирским креслом) и Лиза (за водителем). Юноши были пристегнуты, они не пострадали, девочки — нет.

Как было установлено позднее, Dodge Charger забрал напрокат 17-летний Никита, но, побоявшись в праздник быть остановленным без прав сотрудниками ГИБДД, попросил сесть за руль автомобиля, в котором стоял двигатель количеством 5,7 л (345 л. с.), собственного друга, взявшего права всего за два месяца до трагедии.

Мы в первый раз покинули ее дома одну Все эти пять человек, попавшие в эту проклятую машину, связаны данной гимназией, — эмоционально говорила суду мама Анны, утратившая в ужасной аварии единственную дочь.

Все парни из компании или закончили, или еще получали образование 1-й гимназии Минска — в последние пара лет она попадает в топ рейтинга столичных учреждений среднего образования. Анна, Лиза и Никита закончили гимназию в 2014 году, поступили в высшии учебные заведения, Нестер ушел из нее по окончании 9-го класса, Дарина получала образование выпускном, 11-м, подготавливалась к поступлению в университет в Польше.

— У нас многодетная семья. Трое детей, — начинает давать показания суду отец Дарины и, запнувшись, поправляется: — Было. Двое осталось.

6 ноября родители решили свозить детей в аквапарк в Друскининкае — предстояли пара выходных дней. Старшая, Дарина, осталась: перед поступлением ребенок усиленно занимался зарубежными языками, 7 ноября должна была ехать на очередной урок в Серебрянку к бабушке, учителю британского. Она ни при каких обстоятельствах не ночевала одна либо вне дома. В первый раз покинули.

Дарина пригласила к себе, в квартиру на улице Берута, лучших подружек — Лизу и Анну, вместе с Анной должен был приехать к себе домой и ее юноша, Никита. Отец девочки о грядущей вечеринке знал, попросил дочь быть разумной, кроме того припугнул, что будет звонить вечером по скайпу и потребует продемонстрировать квартиру — дабы все было в порядке.

Родители говорят, что постоянно участвовали в жизни дочери максимально, не скрывают, что осуществляли контроль, когда возможно: контакты, круг общения, соцсети. У нее были весьма приятели и положительные подруги: целый круг общения — лишь гимназия. Никаких дворов, необычных компаний. Мы постоянно учили ее, как верно жить, как поступать, как относиться к людям, — мама весьма долго говорит суду, каким ребенком была ее Даринушка, как она радовалась дружбе дочери с Анной. Она мне сообщила: Мама, не именуй лишь Анну Аней — она Аннушка, ее все так кличут.

16-летняя Анна и 17-летняя Дарина погибли в этом ужасном ДТП.

Последний раз Александр связался с дочерью утром: напомнил, что бабушка ожидает, поторопил. Мы покинули ей деньги на вероятные потребности, попросил, в случае если будет опаздывать, забрать такси. Дарина уверила, что они уже проснулись, планируют и по сей день отправятся в Серебрянку.

Ужасный звонок раздался в обед 7 ноября: на номер мамы позвонил следователь и попросил передать телефон мужу. Того, со своей стороны, — отойти от жены. Я уже тогда что-то осознал.

— Супруге стало не хорошо, в санатории ей помогли. Мы собрали вещи и отправились в Беларусь… По дороге еще пара раз с различных телефонов перезванивали следователю: все казалось, что кто-то страшно пошутил, и по сей день выяснится, что все прекрасно…

Практически клиентом этого убийства есть Никита В клетке в зале суда — 18-летний Нестер. На скамейке — пятеро потерпевших: Анны и родители Дарины и выжившая Лиза. Среди свидетелей — 17-летний Максим и 25-летний Никита, обладатель того самого Dodge. В этом ходе они выступают среди них и как гражданские ответчики — другими словами и с них потерпевшие требуют взять компенсацию морального ущерба. Роль парней в данной ужасной истории, согласно точки зрения потерпевших, чуть ли не такая же, как обвиняемого водителя.

Никита практически есть клиентом этого убийства. Но он останется за рамками этого процесса, — говорит отец Дарины.

Анин же папа говорит, что, хоть дочь и продолжительно виделась с этим юношей, родителям Никита ни при каких обстоятельствах не нравился: В то время — ничего объективного. Легко как предчувствие какое-то. Мама девушки поясняет суду: Мы постоянно говорили дочери, что 17-летний мальчик, что берет напрокат дорогие автомобили и катается по ночам, — это неправильно.

— Он имел привод в милицию, состоял на учете в ИДН, но как-то попал в 10-й класс отечественной гимназии — лучшей в Минске. Я желаю на данный момент поинтересоваться у директора: как? Нестера отчислили по окончании 9-го класса. Также дисциплинарные и чуть ли не уголовные дела в том месте… Мы не осознавали, он — 11-классник [речь идет о времени, в то время, когда юные люди уже встречались], откуда деньги, какие конкретно автомобили? Аня с ним всегда ссорилась из-за его образа судьбы… Мы ей неоднократно говорили: не садись в чужие автомобили. Как они водят, эти юные люди? Для них это игра, а заканчивается она катастрофой.

Злополучный Dodge Никита в очередной раз забрал напрокат 6 ноября. С его обладателем познакомились ВКонтакте, как позднее поведает 25-летний Максим, Никита в сети торговал элитным алкоголем — так и сошлись. Откуда у выпускника гимназии, студента, мальчика из культурной семьи (мама трудится в школе, отец — в Академии наук) дорогое спиртное, к тому же и на продажу, суд так и не узнал. Никита только повторял: Родители ничего не знали: ни об алкоголе, ни о том, что автомобили брал.

Раньше за руль этого Dodge садился взрослый друг Никиты. Сейчас юноша решил, как следовало из дела, похвастаться перед девочками машиной, которую якобы планировал в недалеком будущем приобрести.

— Вы понимаете, сколько стоит таковой автомобиль? — интересовалась судья.

— Около 30 тыс. долларов…

— Где вы планировали взять такие деньги?

— Ну, я бы как-нибудь получил. Не на данный момент, позднее.

В тот вечер ключи от Dodge несовершеннолетний бесправник Никита взял, он утвержает, что за 20 долларов и две бутылки виски. Обладатель автомобиля, Максим, уверяет суд, что все не так: дескать, тот передал ему 150 тысяч рублей за бензин, что был в авто, а две бутылки Jameson юноша ему подарил.

В сутки ДТП, по всей видимости, вечером по окончании трагедии, юноши вычистили всю переписку в соцсетях, удалили со специализированных сайтов и всех форумов обсуждение этого Dodge — но не учли, что следователи без особенных неприятностей смогут вернуть историю сообщений.

Как в большинстве случаев, 50 у. е. и 150 залога, — оговаривает условия проката в личке ВКонтакте Максим. Никита требует опустить цену — так как автомобиль ему нужен ненадолго, с 18.00 6 ноября до 12.00 7 ноября.

Ок, 50 и батл [от англ. bottle — бутылка].

Может, согласишься на 20 и два батла?

Давай бухло.

Помощник прокурора Ленинского района Минска Дмитрий Гавриленко зачитывает на протяжении допроса Максима эту переписку, уточняя, он ли писал сообщения. Максим настаивает: ничего не помню, переписывались — да, а о чем, в то время, когда — не помню, деньги не брал, машину в прокат не давал, , с Никитой, дескать, подписали соглашение безвозмездного пользования.

Гособвинитель напоминает обладателю Dodge, что ему угрожает уголовная ответственность за дачу фальшивых показаний — и не выдерживает:

— Разве вы имеете право находиться тут, в суде, и сказать неправду?! Сказать, что вы не помните?!

— Я не помню, о чем шла обращение в переписке, — глядя в глаза прокурору, повторяет Максим.

Сторона обвинения знакомит суд с восстановленными сообщениями Максима: за пара дней до ДТП на одном из русских специальных форумов обладатель Dodge искал совета, что делать с неисправными тормозами автомобили.

Максим уверяет суд, что лично с таковой проблемой не сталкивался: дескать, просматривал про такое в сети, вот и задал вопрос совета. Я по большому счету на ней всего несколько раз ездил — лишен прав за скорость. Сидел [в машине] пассажиром, давал приятелям покататься.

Замечательнейший двигатель автомобиля — количеством 5,7 литра — не родной: обладатель говорит, что поменял его с 2,7 л, по причине того, что тот потребовал замены, отыскать такой же было сложно, под заказ привезли 5,7, поменяли с мотором коробку и все другое, что необходимо было. О том, что по окончании значительного трансформации характеристик автомобиля необходимо было пройти технический осмотр и взять допуск — якобы не знал.

Из-за чего передал несовершеннолетнему ключи? Максим поясняет, что был уверен, что за руль сядет друг Никиты, что и ранее ездил на этом Dodge. Гособвинитель опять зачитывает юноше историю переписки в соцсетях:

Никита: …Да и без прав я, мало ли что, и Леши не будет.

Максим: Все норм.

И этого обладатель также не помнит. За передачу автомобили несовершеннолетнему Максима позднее привлекли к административной ответственности.

6 ноября — Никита это признает — за рулем ездил он сам. 7-го, в праздник, побоялся — большое количество ГИБДД, внезапно остановили бы.

Никита заявил, что это машина его папы Шофер — 18-летний Нестер — в тот ужасный сутки за рулем Dodge был практически случайно — Никита позвонил и попросил отвезти людей в Серебрянку: Дарина ехала к бабушке, остальные девочки — к себе. У метро Нестера встретили Анна и Никита, во дворе, у припаркованного Dodge, ожидали Лиза и Дарина.

— Никита мне заявил, что это машина его папы. Я не знал ни о замененном двигателе 5,7 л, ни о каких-то неполадках.

Позднее специалисты установят: на задних колесах Dodge — полностью лысая резина, что, без сомнений, имело возможность стать одним из факторов, содействовавших аварии.

— Машину осмотрел бегло, ничего не увидел. Действительно, был без очков — надел их лишь в салоне. Но у меня не было и сомнения в том, что с дорогим ухоженным автомобилем никитиного папы может что-то быть не в порядке.

Никита позднее заявит: дескать, предотвратил водителя и о замечательном двигателе, и о нехороших протекторах на задних колесах, и что тормоза не весьма. Я ему так и сообщил — не превышай.

Нестер сел за руль и пристегнулся. Сообщил остальным: Пристегнитесь. Ремень защелкнул Никита. Девочки не пристегивались.

— Позади в большинстве случаев никто не пристегивается, — негромко ответил Нестер на вопрос гособвинителя, из-за чего, как требуют ПДД, не убедился, что пристегнуты все пассажиры.

Позднее выжившая Лиза поведает суду, что задние ремни безопасности были запрятаны. Но девочек это не смутило: Позади никто не пристегивается.

По дороге заехали на АЗС.

— Перед нами машина неожиданно выехала, я ударил по тормозам — и осознал, что тормозной путь весьма долгий. Сообщил Никите, что, возможно, что-то с ABS, тот ответил, что все нормально.

Позднее Никита сообщит, что для того чтобы беседы не было, никто ему на техсостояние автомобили не жаловался. Выжившая девочка данный момент не забывает и подтверждает: шофер сказал, что что-то не так с тормозами.

Но и Никита, и Максим уверяют суд: машина была передана — сначала обладателем Никите, позже Никитой водителю — в совершенном состоянии .

— Он кроме того забирал у меня авто на СТО, в том месте его удостоверились в надежности — в совершенстве, — уверяет Максим судью и говорит, что эту машину кроме того снимали в социальном ролике ГИБДД Не превышайте скорость.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, либо установлена ветхая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (989.63 КБ)

Гособвинитель опять знакомит суд с перепиской между юношами вечером 6 ноября, незадолго до трагедии.

М.: У меня данной резины запасной 8 штук на балконе, и назад я ставлю б/у.

Н.: Я напугался, тормоз провалился, в то время, когда дал по тормозам.

М.: Запрещено ж быстро в тормоз давить, не пугайся. Это дрифт… Колеса не стесал?

Н.: Все прекрасно, но зад лысый.

Перед тем как в зале был Максим, Никита признавал: вечером 6 ноября пробовал на скорости 50-60 км/ч затормозить, все колеса заблокировались, педаль тормоза провалилась. В присутствии обладателя Dodge он поменял показания.

Юноши в один голос убеждают суд, что, возможно, протектор убил Нестер — до тех пор пока доехал от улицы Берута до Ванеева. Да-да, резина скоро стесывается. А он весьма враждебно ехал! — с уверенностью говорит Никита.

Сейчас обвиняемый в клетке поднимает голову и наблюдает на друга растерянным, неверящим взором.

— …Перед светофором заметил мигающий зеленый. В моем втором последовательности стали останавливаться автомобили, я перестроился в первый ряд, ускорился и проскочил. На перекрестке машину начало заносить вправо — я вывернул руль вправо, позже влево — я вывернул руль влево, ее бросило на бордюр и ударило о столб… Утратил сознание, пришёл в сознание, в то время, когда люди подбегали, — говорил суду шофер.

Выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора: изучив записи с камер, установленных в троллейбусном депо, около которого случилась катастрофа, установили следователи.

— Из-за чего вы не остановились? — задавал вопросы у обвиняемого отец Дарины.

— Не помню. Утратил сознание.

— Сознание вы утратили через 60 секунд, а в тот момент вы руководили транспортным средством и должны были быть в сознании!

Нестер собственную вину в данном ДТП признает всецело. В ходе он негромок, говорит тихо, по большей части сидит, склонив голову. Но шаблонность фраз заставляет высказать предположение, что все показания юноши шепетильно подготовлены юристом.

Они о себе думали, о машине Очевидцы катастрофы, вызванные в суд, говорили одно да и то же. Скорую и ГИБДД вызывали они, они же добывали из искореженного салона девочек: Лизу, Анну — Она была в сознании, мы с ней говорили, дабы не проваливалась. Дарину трогать не решились — говорят, было очевидным, что травмы тяжелые. В действительности девочка уже была мертва.

— Мальчики находились перед машиной, были в шоке.

Никита говорит суду: Я не считал, что позади кто-то пострадал, по причине того, что было негромко, а столб был у моей двери.

Все свидетели показывают: никто не помнит, дабы парни доходили к пострадавшим и пробовали оказать им помощь.

— Они лишь задавали вопросы: А что сейчас будет? Что нам будет?

Максим, которого на место ДТП позвал Никита, вспоминает, что Нестер — он был в шоке, руки тряслись, взор безлюдной — ему сходу дал обещание, что за машину рассчитается, заберёт кредит, что-то придумает. Обладатель Dodge, согласно свидетельствам очевидцев, к погибшей Дарине также не подошел, осматривал автомобиль.

До последнего была надежда — она в поликлинике проходила как малоизвестная — Пять часов моя дочь умирала, а я об этом не знала. Ни при каких обстоятельствах им этого не забуду обиду, — плачет мама Анны. — Она же в том месте, на асфальте, еще живая была, наблюдала — возможно, его [Никиту] желала заметить, он же сказал, что обожает ее, а кроме того не подошел.

Анины родители уехали в тот ужасный сутки к бабушке. И только около 16 часов папе позвонил милиционер с сообщением, что его дочь попала в ДТП.

— Я лишь задал вопрос, в каком она состоянии. В тяжелом, — ответили мне. И мы отправились в БСМП.

Анна погибла в тот момент, в то время, когда ее родители переступили порог поликлиники.

— Сначала мы заметили папу Никиты. Он сидел около реанимации. На вопрос, где Никита, ответил, что тот дает показания. Но позже мы выяснили, что все это время он трусливо сидел в папиной машине у поликлиники.

Мама вспоминает, как заволновалась по окончании того, как дочь не показалась дома своевременно. Звонила Анне, Дарине — их телефоны были отключены, писала SMS Никите. Тот не отвечал.

— Как они [Никита и его отец] имели возможность так с нами поступить? Это же жестоко! Мы должны были быть сейчас рядом с дочкой. А она умирала — и никого рядом не было!

Мама до последнего верила, что в том месте, за дверями, — не ее дочь, поскольку по больничным сводкам женщина проходила как малоизвестная. А позже вынесли вещи ее. Я не помню, что со мной было. Кричала, возможно. А его [Никиты] отец без звучно развернулся и ушел, в то время, когда мы выяснили, что отечественный ребенок погиб.

Вину водителя гособвинитель сочтет доказанной: шофер имел возможность видеть сигналы светофора практически за 150 метров. Если судить по показаниям очевидцев и записи камеры, никто не создавал ему помех — и шофер имел возможность остановиться перед стоп-линией. Распечатки показаний GPS-датчика в автомобиле подтверждают тот факт, что шофер превышал скорость как в момент ДТП — 73,8 км/ч, так и до трагедии — доходила до значения 84,7 км/ч. Напомню, на момент ДТП день и обвиняемого — 3 водительский стаж 1 месяца.

— Установлено, что руководил автомобилем, имеющим техническую неисправность ходовой части в виде повышенного износа шин задних колес, пассажиры не были пристегнуты ремнями безопасности… Превысил разрешенную скорость, показал невнимательность к дорожной ее изменениям и обстановке, не учел погодные и дорожные условия, особенности и состояние транспортного средства, выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора… Грубо нарушил правила дорожного перемещения и применил неправильные приемы управления утратившим устойчивость транспортным средством. Все это в совокупности и стало причиной дорожно-транспортному происшествию и наступившим последствиям.

Просматривать всецело:https://auto.tut.by/news/road/436002.html

Прошу признать виновным в нарушениях ПДД, повлекших по неосторожности смерть двух человек, назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы [максимум по данной части статьи] и лишить права управления на 5 лет.

Прошу суд направить материалы с целью проведения проверки в отношении свидетеля Максима Н. для рассмотрения вопроса о возбуждении дела за дачу ложных показаний.

Вы же видите, как они все тут выкручиваются Родители погибших девушек говорят, что обвиняемый и другие причастные к данной трагедии люди никак не пробовали загладить собственную вину перед ними.

— Он [Нестер] писал мне ВКонтакте и в Одноклассники какие-то сообщения типа На их месте должен был быть я и другие необычные слова — как словно бы под диктовку все. Я не отвечала, — вспоминает мама Дарины.

— Я пришел к следователю за вещами дочери, — говорит отец Анны. — Положил ее одежду в сумку, всю в крови, вышел в коридор — и ко мне подошли какие-то люди, на данный момент я осознаю, что это был его адвокат и обвиняемый. В то время, когда они начали разговор с Мы понимаем, вы понесли важные материальные затраты… — я попросил их уйти и ко мне не приближаться…

Родители поддерживают позицию гособвинения и требуют самого жёсткого наказания для водителя: Он не раскаялся. Никто из них не раскаялся. Может, он [Нестер] что-то понял, только в то время, когда на него наручники надели [водителя забрали под стражу только в феврале].

— Мы понимаем, что он выйдет через 3-3,5 года по амнистии. И сидеть будет в таких условиях [имеется в виду колония-поселение], что ему мама домашнюю еду возить будет. А мы — цветы на могилы собственных детей.

Потерпевшие заявляют иски: по 500 млн рублей в пользу каждой семьи к Нестеру, Максиму и Никите, по 150 млн с троих ответчиков — в пользу выжившей Лизы, которая до сих пор восстанавливается по окончании переломов таза и разрыва печени. Итого — 3,45 млрд.

— Пускай они не забывают. Я желаю, дабы не забывали. Нам эти деньги не необходимы. Все они будут перечислены в детский онкодиспансер, — говорит отец Дарины. — Безнаказанность стала причиной такому результату. Он [Никита] в далеком прошлом к этому шел. Все факты заминались администрацией гимназии, дабы не портить имидж, при участии его своих родителей, очевидно. И это стало причиной тому, что он уверовал в безнаказанность. А позже — к катастрофе.

— Я не желаю разрушать собственную семью неприязнью. Я учу собственных детей не ненавидеть их, но… Это все невыносимо, — срывается на слезы мама девочки.

— Последнее сообщение моей Анны в твиттере было: Забыть обиду возможно кого угодно и за что угодно, но это никак не меняет забытого обиду. Это о вас, мальчики. О тебе, Никита, — окончательные слова Аниного папы.

— Жизнь моей семьи уничтожена… В то время, когда я просматривала, какие конкретно травмы взяла моя хрупкая 17-летняя девочка, осознавала, что ее … Я требую наказать не только водителя. Вы же видите, как они все тут выкручиваются. Так вести себя — подло, жестоко и цинично, — плачет Анина мама.

От чего погибли девочки, гособвинитель попросил суд разрешить ему не зачитывать — это через чур не легко снова слышать их родителям. В крови погибших, пострадавшей и водителя этилового спирта не найдено — все были трезвы.

— 7 лет человеку, что ничего нехорошего, также несчастного случая, не совершил? Данный юный человек не сломан, он не требует перевоспитания. И у него катастрофа, и у них, и он всю жизнь еще будет каяться, что по большому счету сел за руль этого автомобиля, — пробовал хоть как-то оправдать собственного подзащитного юрист.

…Посовещавшись с родителями и адвокатом, Никита и Нестер иски о компенсации морального ущерба признали частично — суммы завышены. Обладатель Dodge Максим объявил, что готов выплатить заявленные суммы всецело.

Суд приговорил водителя к 7 годам лишения свободы в колонии-поселении и лишил прав на 5 лет.

Суд постановил выяснить суммы компенсации морального ущерба в размере: родителям погибших Анны и Дарины, и Елизавете — по 150 млн с каждого из гражданских ответчиков.

Срок для необязательного возмещения — 1 месяц. Квартиру Нестера на улице Козыревской, и автомобиль Dodge Charger Максима суд постановил обратить в счет возмещения.

Кроме этого суд вынес два частных распоряжения: одно в гимназию №1, второе — по месту работы обвиняемого в Современный художественный театр.

Суд решил направить материалы для проверки и решения вопроса о возбуждении дела в отношении Максима за дачу ложных показаний в суде.

Запись в рандоме:

Тимати — Понты (Премьера клипа)


Еще немного статей: