«Кто знал, что с петей под старость это может случиться». осудили водителя, сбившего пьяную маму с дочкой

      Комментарии к записи «Кто знал, что с петей под старость это может случиться». осудили водителя, сбившего пьяную маму с дочкой отключены

"Кто знал, что с петей под старость это может случиться". осудили водителя, сбившего пьяную маму с дочкой

К трем с половиной годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии в условиях поселения приговорили 56-летнего водителя МАЗа, что в ноябре прошлого года на нерегулируемом пешеходном переходе насмерть сбил даму с дочкой. Погибшая была пьяна. По мнению специалистов, шофер имел возможность не допустить наезда на людей.

Катастрофа случилась 22 ноября 2016 года, около 7.45, на проспекте Гагарина в Борисове. Бортовой МАЗ со скоростью около 50 км/ч ехал в направлении улицы 1-й Столичной дивизии. За рулем грузовика был шофер 1961 года рождения. На нерегулируемом пешеходном переходе МАЗ сбил 45-летнюю даму и ее 7-летнюю дочь. Пешеходы погибли на месте ДТП. Шофер был забран под стражу.

Фото: Следственный комитет

Кроме уже известных фактов о ДТП, на совещании были опубликованы и те, что установили специалисты во время дознания: стало известно, что МАЗ был технически исправным, шофер был трезв. В крови погибшей дамы было найдено 2,8% этилового спирта, что при жизни оценивалось бы как сильная степень опьянения .

Обвиняемый по ч. 3 ст. 317 УК РБ (Нарушение правил дорожного перемещения, повлекшее по неосторожности смерть двух человек) Петр Иванович до заключения в тюрьму трудился чуть больше года на Борисовском заводе агрегатов водителем бортового МАЗа. На все совещания, кроме жены, приходили и пара его сотрудников — «поддержать».

— Иванович весьма работник и хороший человек хороший, претензий к нему ни при каких обстоятельствах не было, — поведал около зала суда снабженец завода Сергей. — В случае если кому-нибудь из нас дадут слово в суде, то мы поведаем про него. Быть может, отечественное вывод окажет помощь и срок ему дадут меньше. Может, за кого-нибудь другого я бы ко мне и не отправился

— Кто знал, что под старость с Петей такое может произойти, — утирает слезы с глаз супруга обвиняемого Светлана. — Мы так как семьей целый Крым объездили. Супруг был за рулем, и ни при каких обстоятельствах с нами ничего не случалось, правил он не нарушал, и ГИБДД нас не наказывала. У него же кроме того все категории водительские имеется.

Сторону пострадавших воображали Ирина — сестра погибшей Елены и тетя погибшей Кати, и 60-летний Валерий, что утратил в аварии собственную дочь и гражданскую жену. В суд не пришел 24-летний сын погибшей, и по состоянию организма не смогли прийти родители погибшей дамы.

Ирина поведала, что ее сестра жила вместе с дочкой и гражданским мужем. Каждое утро Елена отводила и забирала из школы дочку сама — «ребенка запрещено одного в школу отпускать».

— Моя племянница и дочь Катя ходили в одну школу. В том направлении дети добирались совместно на муниципальном автобусе, — пояснила потерпевшая. — За полчаса до аварии мне позвонила сестра: интересовалась, уехала ли моя дочь в школу. А в 7.50 мне позвонил мой супруг и заявил, что Лену с дочкой сбила машина.

Вспоминая в суде о последнем беседе с сестрой, Ирина заявила, что голос Елены был простым, была ли она пьяна, дама ответить не смогла.

Валерий, гражданский супруг погибшей, пояснил, что в тот сутки уехал на работу около 6.00. Перед тем как уйти из дома, он разбудил жену, дабы та отвела дочь в школу. Мужчина также не увидел, что Елена пребывала в сильной степени опьянения.

Ответ о том, как наказать виновного в случившемся водителя, потерпевшие оставили на усмотрение суда. Ирина заявила иск о материальной компенсации причиненного морального ущерба на сумму 70 тысяч рублей. Валерий подобный иск на протяжении процесса не подавал — «я не знаю, нужно ли это делать», — сказал суду мужчина.

Следственный опыт продемонстрировал, что шофер имел возможность заметить пешеходов до столкновения. Но при подъезде к обозначенному пешеходному переходу он был невнимателен, не убедился в том, что на зебре нет людей, не снизил скорость и сбил пешеходов.

— Я виноват, признаю, — негромко выдавил из себя обвиняемый, глядя себе под ноги, по окончании чего начал вспоминать события, предшествующие аварии.

Петр поведал, что в это утро он планировал ехать в командировку в Молодечно. Был отдохнувшим и ощущал себя нормально. Перед выездом шофер прошел механика и медика, а позже выехал с завода на грузовике вместе с работницей предприятия Инной. Дорога, установленные на ней символы, размещение остановок были ему привычны — ездил тут Петр ежедневно.

— Отправился в сторону АЗС. Еще было мрачно, освещение было нехорошее, встречные автомобили слепили фарами. На протяжении вождения я не отвлекался, по телефону не говорил. Подъехал к переходу — на этих словах мужчина замолчал и вцепился обеими руками в железные прутья клетки.

По всему было видно, что обвиняемому непросто было вспоминать события того ужасного утра. На 60 секунд в зале повисла тишина.

— Не знаю, как это оказалось. Я не увидел их легко. В последний момент заметил тень справа

Шофер поведал, что крутанул руль влево, дабы избежать столкновения, но это ему не удалось. В один момент он надавил на педаль тормоза, машина быстро остановилась, но уже по окончании того, как сбила людей.

— Как думаете, вы ехали с надёжной скоростью? — задала вопрос обвиняемому гособвинитель.

— Раз так произошло, значит, нет, возможно Я раскаиваюсь очень сильно

— Мы ехали как в большинстве случаев. Шофер ни на что не отвлекался — он неизменно пристально ездит, — поведала сотрудник обвиняемого Инна — дама ехала в кабине МАЗа. — А позже я увидела силуэт. Я сообщила: «Находитесь, Иванович, силуэт какой-то». И практически сходу — удар с моей стороны. Мы выскочили: лежит в стороне дама и на дороге какой-то скруточек. Я поразмыслила, может, куртка. Подбежала, а в том месте ребенок лежит

В суде кроме этого выступили и очевидцы: они поведали, что в то утро на проспекте Гагарина было достаточно интенсивное перемещение. Ехать было непросто еще и по причине того, что свет встречных автомобилей слепил глаза. Да и освещение в этом месте было недостаточным, кроме того не обращая внимания на то, что с одной стороны дороги был установлен столб с двумя фонарями.

— Перед пешеходным переходом транспорт остановился, передо мной были две автомобили. Я заметил, что справа налево переходит дорогу ребёнок и девушка, — поведал очевидец ДТП Кирилл, что ехал по проспекту Гагарина навстречу МАЗу. — Честно говоря, в то время, когда я ехал, то пешеходов увидел не сходу, лишь в то время, когда передо мной машины остановились, встретился с ними в свете фар. На даме была чёрная одежда, фликеров не было. Они прошли по переходу отечественную сторону, и я отправился дальше. По встречной проехал МАЗ, и мне показалось, что он задел людей. Обернулся: а за грузовиком лежат два силуэта.

Через пара дней по окончании аварии около места, где сбили людей, установили еще один фонарь, а на проезжей части показались лежачие милицейский

В суд явился и офпред Борисовского завода агрегатов, где трудился подсудимый.

— Предприятие оплатило затраты на погребение погибших пешеходов. Кроме этого мы готовы удовлетворить иск пострадавшей стороны о возмещении материальной компенсации морального ущерба, но с его размером мы не согласны. Предлагаем ограничиться суммой в 10 тысяч рублей. К тому же потом мы будем подавать регрессный иск на виновного в ДТП водителя и он будет выплачивать эти деньги. Необходимо принимать в расчет и его материальное положение.

В окончательном слове осужденный еще раз попросил прощения у родственников погибших.

— Я желаю попросить прощения у всех родственников погибших, я не желал этого, — лишь и сумел сообщить подсудимый.

В обвинительном заключении старший ассистент прокурора Татьяна Голомако сказала, что вина водителя была полностью доказана. При назначении наказания она попросила суд учесть чистосердечное признание обвиняемого, отсутствие отягчающих материалов, хорошие характеристики с места работы, и тот факт, что подсудимый в первый раз привлекается к суду.

— Прошу назначить наказание в виде четырех лет лишения свободы в условиях поселения, с лишением права руководить транспортным средством в течение 5 лет. Ответ о размере материальной компенсации морального ущерба оставляю на усмотрение суда, — резюмировала гособвинитель Татьяна Голомако.

Суд Борисовского района признал подсудимого виновным по ч. 3 ст. 317 УК РБ (Нарушение правил дорожного перемещения, повлекшее по неосторожности смерть двух человек) и приговорил его к лишению свободы на срок 3 года 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии в условиях поселения, с лишением права управления транспортными средствами на 5 лет.

В счет материальной компенсации морального ущерба пострадавшей Ирине с Борисовского завода агрегатов решено взять 15 тысяч рублей. Кроме этого предприятие должно оплатить затраты пострадавшей на оплату и адвоката госпошлины.

Ответ суда не вступило в законную силу и возможно обжаловано в соответствии с правилами в течение 10 дней.

Запись в рандоме:

Petey Pablo — Freek-A-Leek


Еще немного статей: