«Соседи в пробках». нарколог о «волге», алкоголе и спайсах: «сел за руль пьяным дважды – это признак психического заболевания. на учет!»

      Комментарии к записи «Соседи в пробках». нарколог о «волге», алкоголе и спайсах: «сел за руль пьяным дважды – это признак психического заболевания. на учет!» отключены

"Соседи в пробках". нарколог о "волге", алкоголе и спайсах: "сел за руль пьяным дважды – это признак психического заболевания. на учет!"

Пара случаев, в то время, когда пьяные и под спайсами насмерть сбивали людей, вынудили страну содрогнуться. Что заставляет автолюбителей садиться в невменяемом состоянии за руль, AUTO.TUT.BY обсудил с главенствовавшим наркологом Минздрава, а сейчас – заведующим наркологическим отделением РНПЦ психологического здоровья Владимиром Ивановым. Кроме этого собеседник поведал, в то время, когда необходимо помещать пьяного водителя в ЛТП и из-за чего спайс курят кроме того успешные предприниматели на дорогих авто.

На заводе Волгу кроме того не покрыли грунтовкой и нанесли краску на обнажённый металлВладимир ездил на самых различных советских автомобилях, а в 1990-м приобрел первую иномарку – десятилетний Опель Rekord за 1000 долларов. Но скоро осознал, что эта комфортная машина не для отечественных дорог, исходя из этого расстался с ней через 2 года, опять пересев на дедовскую 24-ю Волгу. Мысли приобрести более комфортное отечественное авто довольно часто посещали отечественного храбреца, но это хватало дорого, пока в Российской Федерации во второй половине 90-ых годов двадцатого века не произошёл дефолт. Цены на новые машины упали в разы.

— Тогда Жигули в Российской Федерации возможно было приобрести за 2250 американских долларов, а Волга стоила где-то 3200. Решил забрать себе новый ГАЗ-3110, отыскал машину с гидроусилителем, велюровым салоном и люком — для жены.

Владимир говорит, что у ветхой Волги была весьма неудобная панель устройств, а в данной – все под рукой.

Само собой разумеется, говорит Владимир, у него были опасения по поводу качества российского авто финиша 90-х, но все выяснилось не так страшно. Собеседник отмечает только тот негативный факт, что на заводе кузов Волги кроме того не покрыли грунтовкой, нанеся краску прямо на металл. Неизменно приходится подкрашивать, — резюмирует собеседник.

— А в общем за 15 лет поломки были лишь на навесном оборудовании. Из глобального поменял водяной насос, цилиндры сцепления и всю тормозную совокупность. На ремонт и обслуживание автомобили ушли ничтожные суммы, каковые никак не воздействуют на бюджет семьи.

При мельчайшем сколе на кузове появляются жучки, но Владимир их сразу же закрашивает.

К примеру, Владимир говорит, что замена тормозной совокупности с работой полтора года назад обошлась ему в 300 американских долларов, а набор свечей для Волги и по сей день стоит всего 120 тыс. рублей. Затраты на бензин чуть более ощутимы для домашнего бюджета: по городу машина расходует 13 литров АИ-92, а на автостраде — десятку.

— На автостраде она мне очень нравится. В Российской Федерации я езжу наравне с иномарками, поскольку она нормально развивает скорость 130 км/ч и превосходно держит дорогу благодаря собственному весу в 2 тонны. Громадная скорость для русских дорог – легко страшно, но в том месте водители безбашенные — носятся, само собой разумеется, и стремительнее.

Еще коммунистический двигатель количеством 2,4 литра не "настойчиво попросил" за 15 лет никаких вложений.

Данной машиной в городе необходимо руководить, как грузовикомСвою Волгу Владимир разгонял в Российской Федерации максимум до 160 км/ч и вспоминает, что сейчас стало стремно. То вибрация какая, то еще что, линия его знает, — обрисовывает собственные ощущения собеседник и говорит, что эта машина точно не для скорости выше 140 км/ч.

— Вибрация на скорости в Волге ощущается из-за нехорошего качества сборки с не хорошо подогнанными элементами. Не могу заявить, что она весьма шумная в дороге, но, конечно, существенно отстает по этому показателю от современных иномарок.

Музыку отечественный храбрец в дороге в большинстве случаев не слушает, разве что ветхий германский радиоприемник.

Конечно, в Волге нет кондиционера. Летом, по словам собеседника, его выручает люк, а зимний период он уже пара лет фактически не ездит. Во-первых, говорит Владимир, задний привод — не самый удобный для гололеда, а во-вторых, ветхий он уже стал.

— Кроме этого я сейчас фактически не езжу на ней по городу, поскольку летом я живу на даче — оттуда и добираюсь на работу. Да и не для города эта машина. У нее громадный радиус разворота, ею необходимо руководить, как грузовиком.

Волга – не совсем муниципальный вариант и из-за длины в практически 5 метров.

То, что Глеба отмазали, в то время, когда он убил человека, — громадный удар по правосудиюВладимир имеет собственный представление о столичных водителях. Он отмечает, что ездит в далеком прошлом, и нынешняя культура вождения ему не весьма нравится. Особенно это относится последствий и соблюдения правил.

— Я не могу не отыскать в памяти случай, в то время, когда футболист Александр Глеб, по данным в массмедиа, убил на дороге человека. Он поворачивал налево, и как бы позже это ни трактовали экспертизы, тот, кого он убил, ехал прямо! Я считаю, что Глеб был в данной ситуации виноват, да и то, что его отмазали, — громадный удар по правосудию. Да и по понятиям автолюбителей это неправильно: мужик ехал прямо, по собственной дороге, да и то, что Глеб желал развернуть, это его неприятности.

Владимир говорит, что из-за несоблюдения правил вторыми в аварию в Минске рискует попасть любой. Он приводит в пример Германию и Австрию, где все учитывают, что ты движешься.

— И я не знаю, откуда у нас недавно взялась мода не показывать поворот при перестроении? 10 лет назад еще все показывали.

Одно время одометр Волги был сломан. Владимир говорит, что проехал на ней за 15 лет всего 110 тыс. километров. на данный момент он вспоминает приобрести себе новую европейскую малолитражку, но 3110 реализовывать не планирует.

Дабы быть агрессивным за рулем, пьянице необязательно быть пьянымСобеседник уверен в том, что агрессивное поведение за рулем — следствие неспециализированного большого уровня агрессии в обществе и громадного количества людей с неустойчивой психикой.

— Я сам тружусь с людьми с не совсем устойчивой психикой и осознаю, что часть из них — автолюбители. А у нас в стране лишь на учете стоят более 200 тысяч больных пьянством, и приблизительно такое же количество неучтенных.

Конечно, дабы быть агрессивным на дороге, пьянице вовсе не обязательно быть пьяным. У таких людей, говорит Владимир, психика расшатана и без того.

— Имеется кроме того такое понятие — сухой пьяница. Он желает выпить, но не имеет возможности, к примеру, опасаясь утратить работу. Таковой человек раздражен и начинает вымещать собственную злобу на окружающих, а если он за рулем — то на собственных соседях по потоку.

Пьяная езда для моих больных – правило, а не исключениеНо в случае если раздраженный, но трезвый человек осуществляет контроль собственные действия, то под действием алкоголя — уже нет. В том, что водители в невменяемом состоянии садятся за руль, Владимир видит линии национального менталитета с совсем вторым пониманием свободы.

— Для европейца свобода — это рамки, в которых ты должен вести себя прилично. А для нас свобода — это воля со склонностью к анархии и махновству. Абы лишь не было над головой царя!

Владимир предполагает, что в западных государствах кроме того выпивший человек может вести себя в рамках приличия. Как раз исходя из этого в некоторых из них дано ездить кроме того с содержанием алкоголя 0,8 промилле.

Такое познание свободы, считает Владимир, связано и с религией, поскольку за любой поступок (включая и пьяную езду) возможно покаяться и грешить дальше. А реформаторские религии на Западе, отмечает собеседник, учат человека тому, что Всевышний его видит неизменно, и любой поступок — зачтется.

— И в то время, когда на отечественный менталитет накладывается опьянение , человек начинает держать в кармане кукиш и вести себя так, как он желает. Напился и считаю, что мне возможно за руль садиться, по причине того, что я так решил — это позиция тех, с кем мне доводилось трудиться. Для них пьяная езда — скорее правило, чем исключение.

В случае если шофер сел за руль пьяным второй раз — это возможно показателем психологического заболевания Неудивительно, что многие садятся за руль пьяными кроме того по окончании того как их один раз словили, дали штраф и отобрали права. Штраф за езду без водительского удостоверения — 5 базисных, исходя из этого его отсутствие людей не особенно пугает.

— В случае если человек второй раз садится за руль пьяным — это уже возможно показателем психологического заболевания. Исходя из этого для того чтобы водителя необходимо в обязательном порядке ставить на учет к наркологу и проводить с ним лечебные мероприятия. К примеру, он обязан раз в неделю приходить к доктору и отчитываться за собственный поведение.

А вот в случае если шофер садится за руль и в третий раз, говорит нарколог, значит, он всецело потерял контроль над собой и его нужно помещать в стационар на принудительное лечение.

— Это возможно как ЛТП, так и психбольница. И такие формы действия имеется и в развитых западных государствах. Я лично видел, что пьяницы сидят в том месте за решеткой, поскольку их поведение страшно для окружающих. Пьяный пьяница за рулем — потенциальный убийца, и в случае если с одного раза он не осознаёт, то необходимо минимизировать опасность его поведения.

Значит, в ЛТП обязан отправляться и тот, кто попался 3 раза всего лишь, к примеру, с 0,3 промилле? Не следует ли использовать различное наказание для людей с различной степенью опьянения за рулем?

— Я не считаю, что необходимо дифференцировать наказание. Так как различным людям необходимы различные дозы алкоголя, дабы у них в крови было однообразное его содержание. И в случае если ввести разное наказание в зависимости от содержания алкоголя в крови — мы закопаемся в этих частностях.

Кроме этого Владимир Иванов не рекомендует поменять и предельно допустимое содержание алкоголя в крови для водителей в 0,3 промилле.

— Я не пологаю, что нам нужно вводить, как в некоторых государствах, полный ноль, поскольку существует понятие остаточного алкоголя в крови. А это уже поле для коррупции — отыщет ли у тебя сотрудник ГИБДД остаточное либо нет. Исходя из этого 0,3 — адекватная норма.

Ни один прибор не в состоянии выяснить, употреблял ли шофер спайсИ в случае если алкоголь в крови водителя найти легко, то установить, употреблял ли человек за рулем спайсы, — неприятность. Владимир Иванов говорит, что у человека, что курил спайс, уже через пара мин. ничего нельзя обнаружить кроме того лабораторным методом.

— Дозы, каковые человек приобретает при помощи спайса, так ничтожны, что никакие отечественные устройства не в состоянии найти в его крови это наркотическое вещество.

Получается, что шофер может ездить в легком наркотическом опьянении и ему за это ничего не будет. Но исправить такое положение дел, согласно точки зрения Владимира, возможно.

— Я вижу единственный метод ответа данной неприятности. В случае если, к примеру, сотрудник ГИБДД видит, что шофер ведет себя не совсем адекватно, то он обязан его изолировать и приводить к специалистам, каковые по внешним показателям смогут выяснить, употреблял ли человек спайс. И в случае если эксперты поставят диагноз потребления наркотических веществ — необходимо использовать к такому водителю принудительное лечение.

Спайсы курят и успешные предприниматели на дорогих автомобиляхВодители, каковые употребляют спайс, по наблюдениям отечественного храбреца, — это не всегда юные люди, каковые берут его из-за дешевизны и доступности. Он говорит, что много раз к нему на неизвестные приемы приходили и люди постарше, каковые сидят на этом наркотике.

— Хоть средний возраст потребителей спайсов — 20 лет, но были и состоятельные предприниматели, каковые начинают курить спайс, поскольку с жиру уже бесятся. Один прокурил бизнес, второй — еще нет, но ушел от меня, сообщив, что все равно будет курить.

Моделируем следующую обстановку: предприниматель приходит на неизвестный прием к врачу Иванову, кладет рядом с собой ключи от автомобили и в конце беседы заявляет, что он все равно будет использовать спайс. Он — потенциальный убийца, что может сбить человека прямо по пути из клиники.

— Он приходит на неизвестный прием, я не знаю его имени, фамилии, адреса, и на учет он не ставится. Это не запрещаеться страной, и я не могу запретить ему садиться за руль либо сдать его милиции. Я ничего не знаю ни о нем, ни о его автомобиле.

Потому, что остановить для того чтобы человека от езды за рулем под спайсами у врача нет законных оснований, Владимир видит решение проблемы в активных действиях МВД и введении административной ответственности за потребление наркотиков. Но, иначе, в случае если устанавливать факт потребления спайса у водителя будут наркологи только по видимым показателям, то это может привести к росту коррупции.

— А коррупция будет неизменно, пока у народа не поменяется менталитет. До тех пор пока мы не будем отвечать за любой собственный поступок перед высшей силой, которая неизменно нас видит, а не думать, что на следующий день я покаюсь — и смогу дальше грешить и брать взятки.

Запись в рандоме:

Градусы риска. Алкоголь


Еще немного статей: