«Соседи в пробках». женщина повар-кондитер за рулем реанимобиля: в скорой не должно быть «газелей» и вообще отечественных авто

      Комментарии к записи «Соседи в пробках». женщина повар-кондитер за рулем реанимобиля: в скорой не должно быть «газелей» и вообще отечественных авто отключены

"Соседи в пробках". женщина повар-кондитер за рулем реанимобиля: в скорой не должно быть "газелей" и вообще отечественных авто

В Гродно около 120 водителей скорой помощи, но дама среди них лишь одна. Анна Лычевская трудится тут уже четыре года. Раньше она была таксистом, но ее страсть – громадные автомобили: она кроме того пробовала устроиться в автобусный парк и без шуток думала стать водителем фуры.

Случайно подвезла человека и осознала, что этим возможно зарабатыватьАнна за рулем уже около 15 лет. Отучившись, сходу отправилась трудиться в такси – была одной из первых дам-таксистов в Гродно. Искала в то время работу, ехала по городу и просто подвезла махнувшего мне человека. Он мне заплатил, и я сделала вывод, что этим возможно получать, – говорит она о том, как попала в профессию.

В такси Анна проработала 10 лет и до сих пор время от времени в том месте подрабатывает. В какой-то момент такси стало менее прибыльной работой, да и требований сейчас больше, – растолковывает она. Работу на скорой нельзя назвать финансовой, но она очевидно более стабильная. Шофер приобретает тут в месяц 4 млн рублей, но за состояние автомобили возможно не тревожиться.

В автобусном парке нужно мной легко посмеялисьСреди водителей скорой Анна – единственная дама. По ее подсчетам, дам — водителей такси в Гродно может набраться человек 20. Имеется три дамы за рулем автобусов. Четыре года назад Анна также пробовала получить работу в автобусный парк – у нее были права соответствующей категории, не требуется было дополнительно обучаться.

В то время, когда пришла, нужно мной . Директор прямо заявил, что его самого засмеют в Минтрансе, если он заберёт водителем даму, – вспоминает Анна. Собственную позицию в автобусном парке тогда никак не аргументировали и внесли предложение возить контролеров на Газели. Анна обиделась и ушла на скорую – ко мне ее забрали без неприятностей. А спустя два года в автобусном парке поменяли вывод и все же стали набирать на работу дам.

Желала трудиться на фуре, но супруг не согласилсяКогда я лишь начинала ездить, то въехала на кольце в какого-либо мужчину. Он вышел из автомобиля и сообщил: либо сиди дома на кухне либо иди обучайся. И я отправилась обучаться, – говорит Анна о том, как решила взять одну за второй все категории. на данный момент у нее нет лишь А и Е – на последнюю она отучилась, но пока нет времени сдать экзамен. У меня была идея трудиться на фуре, но это рвение остановил супруг, – смеется Анна.

На скорой женщина трудится уже четыре года, а сравнительно не так давно ей внесли предложение пересесть на пожарную машину. Я болезненно переживаю перемены, исходя из этого пока не перешла. Но громадная машина завлекает, – согласится Анна.

Трудиться желаю лишь водителем, – с уверенностью говорит Аня, не смотря на то, что по профессии она — повар-кондитер: в данной сфере проработала два года и осознала, что не ее.

Дабы вынести человека весом 400 кг, вызывали МЧСВызовы на скорой бывают весьма различные: время от времени один заберёт больше сил и времени, чем пять вторых. Резко отличается и специфика бригад. на данный момент Анна трудится на реанимобиле, но попыталась себя во всех бригадах: от детской до психиатрической. В психбригаде трудиться нереально. В том месте нет стресса из-за переживания за судьбу человека, но нервы необходимы металлические. А на травме необходимо большое количество физической силы – неизменно кого-то носишь.

Анна вспоминает, что обычно из-за громадного веса больного доктора вместе с водителем просто не смогут поднять носилки. в один раз, дабы вынести человека весом более 400 кг, было нужно вызывать МЧС.

У девушки, как и любого другого водителя, случаются и конфликты на дороге. В сквозном дворе позади подъехал человек и потребовал, дабы я отъехала от подъезда. Но на срочном вызове я не могу этого сделать, внесла предложение ему самому сдать назад. Чего лишь ни услышала в собственный адрес! Либо — бригада ехала на преждевременные роды, а какой-то шофер во дворах отказывался сдать назад практически несколько метров, пока не позвали ГИБДД.

Конфликты появляются по причине того, что дворы для автомобилей скорой и других экстренных работ совсем не приспособлены: Остановиться негде, время от времени приходится находиться на тротуаре и приобретать от обиженных пешеходов удар палкой либо ногой по колесу.

Работа на скорой – практически в любое время на смерти и грани жизни. На экстренном вызове вся бригада в стрессе. Никому из нас не все равно, что происходит, легко необходимо снаружи быть спокойным. Сил работа отнимает большое количество, – говорит Анна. Ее реанимобиль ездит и на пожары, и на ДТП, и на убийства.

В машине — никаких собственных талисманов, лишь иконки и чётки с Матерью Божьей и святым Казимиром, каковые на протяжении освящения авто дал ксендз.

Для нас Газель – по большому счету не машинаНа станции, где работает Анна, нет ни одной иномарки, все ездят на Газелях. Приблизительно добрая половина автомобилей – новые. К примеру, Аниной всего три года.

— Я бы по большому счету убрала отечественные авто из скорой помощи. Для нас Газель — это не машина, – дама поясняет, что для специальных бригад необходимы более высокие и широкие машины. Как шофер, я могу жаловаться лишь на динамику. Но докторам мало места.

Нам должны дать больше правНа автомобилях скорой помощи имеется лишь светло синий маячок, и Анна уверен в том, что этого мало. На каждом перекрестке нужно убедиться, что тебя все пропускают. А ведь любая остановка — это время, которого не достаточно. Согласно точки зрения дамы, красный маячок должен быть не только у ГИБДД, но и у спасателей и врачей: Нам должны дать больше прав на дороге. То, что имеется, — это мелочи.

На протяжении работы на скорой Анна два раза попадала в ДТП, но оба раза не по собственной вине. В случае если мы что-нибудь нарушим, то постоянно будем виноваты, даже в том случае, если в машине сейчас умирает человек.

Личное авто также должно быть большимАнна уже пять лет ездит на минивэне SEAT, но выбрала его совсем не вследствие того что это домашнее авто: Обожаю громадные автомобили. У меня из десяти автомобилей было восемь минивэнов и лишь две простые легковушки. Марка не так ответственна, как размер: Анна ездила и на Fiat, и на KIA, и на Peugeot, и на Ford. Сегодняшним авто она весьма довольна, но желала бы машину еще больше, к примеру микроавтобус.

Некоторых не научишь прекрасно ездитьАнна неизменно за рулем и видит, как ездят гродненцы: Я бы 40% водителей наказывала. Думаю, имеется люди, которых просто не научишь прекрасно ездить. Машину необходимо ощущать. В собственной я слышу любой свист. Она уверен в том, что в случае если жизнь либо работа вынудили выучиться и сесть за руль, но человеку это не нравится, то толку не будет.

Запись в рандоме:

Повар спрашивает повара. Ржака полная!


Еще немного статей: